Книга 3   -   Глава 12

    Я прочитал эти слова с благоговейным трепетом и глубоким почтением. Спасибо Тебе за то, что Ты избрал такой способ быть со мной. Спасибо Тебе, что Ты со всеми нами. Потому что миллионы читают слова этого диалога, а ещё миллионы хотят их прочесть. И, когда Ты входишь в наши сердца, мы, затаив дыхание, принимаем от Тебя этот дар.

Дорогие Мои — Я всегда в ваших сердцах. Я рад, что теперь ты по-настоящему почувствовал, что Я здесь.

Я всегда с вами. Я никогда вас не оставляю. Я — это вы, а вы — это Я, нас никогда не разделить, никогда, потому что это невозможно.

    Но иногда я чувствую себя ужасно одиноким. Бывают минуты, когда я чувствую, что веду это сражение один.

Это потому, что ты оставляешь Меня, дитя Моё. Ты отказываешься Меня осознавать. Осознавая Меня, ты не можешь быть одинок.

    Как же мне сохранять это осознание?

Неси свое осознание другим. Не стараясь обратить их в свою веру, но собственным примером. Будь источником любви. Стань для них источником любви, каким являюсь Я. Ведь то, что ты даёшь другим, ты даёшь и себе. Потому что существует только Один из Нас.

    Спасибо. Да, Ты уже давал мне этот ключ раньше. Быть источником. Что бы ты ни захотел испытать на себе, говорил Ты, должно стать источником этого опыта в жизни других людей.

Да. Весь секрет в этом. Это священная мудрость. Во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.

Все ваши проблемы, все ваши конфликты, все ваши трудности в создании жизни на этой планете мира и радости — результат вашей неспособности понять этот простой наказ и следовать ему.

    Я понимаю. Ты ещё раз говоришь это мне так ясно, так чётко, что я понимаю. Я постараюсь никогда больше не «потерять» этого.

Ты не можешь «потерять» того, что отдаёшь. Всегда помни об этом.

    Спасибо. Могу я теперь задать Тебе ещё несколько вопросов о душе?

Я хотел бы сделать ещё одно общее замечание относительно жизни, которую ты ведешь.

    Будь добр.

Ты только что сказал, что иногда тебе кажется, что ты один ведёшь это сражение.

    Да.

Какое сражение?

    Это метафора речи.

Думаю, что нет. Я думаю, это показатель того, как ты (и многие другие) воспринимаешь жизнь.

Ты предполагаешь существование «сражения», то есть ты допускаешь, что происходит какая-то борьба.

    Да, иногда мне это представляется именно так.

Но не это лежит в основе жизни, и ты никогда не должен так думать.

    Прости меня, но мне трудно в это поверить.

Именно поэтому это не может стать твоей реальностью. Для тебя реально то, что ты считаешь реальным. И всё же Я говорю тебе: никогда не предполагалось, что твоя жизнь будет борьбой, и она не должна быть ею — ни сейчас, ни когда бы то ни было.

Я дал тебе средства, чтобы создавать прекраснейшую реальность. Ты просто решил не пользоваться ими. Или, если быть более точным, ты неправильно их используешь. Средства, о которых Я говорю, — это три средства творения. Я часто говорил о них во время этих наших бесед. Ты знаешь, что это такое?

    Мысль, слово и действие.

Хорошо. Ты помнишь. Однажды Я вдохновил Милдреда Хинкли, посланного Мною духовного учителя, сказать: «Вы рождаетесь с творческими силами Вселенной на кончике вашего языка».

Смысл этой фразы удивителен. Точно так же как и смысл истины, высказанной другим Моим учителем:

«По вере вашей да будет вам».

Эги два изречения относятся к мысли и слову. А вот высказывание еще одного из Моих учителей — о действии:

«Начало есть Бог. Конец есть действие. Действие есть творение Бога — или пережитое Богом».

    Это сказал Ты, в Книге 1.

Книга 1 передана тобой, сын Мой, подобно тому, как все великие учения внушены Мною и переданы людьми. Те, кто дал ход этим идеям и кто бесстрашно и не скрывая их разделяет, — Мои величайшие учителя.

    Я не уверен, что могу отнести себя к этой категории.

Слова, которые были внушены тебе и которыми ты делишься с другими, затронули миллионы людей. Миллионы, сын Мой.

Они переведены на 24 языка. Они обошли весь мир. Какой мерой определяешь ты статус великого учителя?

    Его поступками, а не словами.

Это очень мудрый ответ.

    Мои же поступки в этой жизни ничего хорошего обо мне не говорят и уж наверняка не характеризуют меня как учителя.

Ты только что с легкостью описал половину когда-либо живших учителей.

    Что Ты сказал?

Я говорю то же, что говорил Хелен Шакман в «Курсе чудес »: Ты учишь тому, чему вынужден учиться.

Ты согласен, что, прежде чем учить, как достичь совершенства, ты должен сам его проявить?

И, внося свою долю в то, что ты называешь ошибками...

    ...больше чем вношу свою долю...

...ты также проявляешь большое мужество, передавая этот разговор со Мной.

    Или большое безрассудство.

Почему ты упорно умаляешь свои заслуги? Вы все это делаете. Каждый из вас! Отрицая своё собственное величие, ты отрицаешь, что Я существую в тебе.

    Не я! Я никогда не отрицал этого!

Что?

    Хорошо, не на этот раз...

Говорю тебе, прежде чем прокричит петух, ты трижды от Меня отречёшься.

Всякая мысль о том, что ты меньше, чем ты есть на самом деле — это отречение от Меня.

Всякое слово о себе, которое тебя умаляет, — это отречение от Меня.

Всякое исходящее от твоего Я действие, которое играет роль «не-достаточного-хорошего», или его отсутствие, или неспособность любого рода—это отречение от Меня.

    Я действительно...

...Не позволяй своей жизни быть ничем другим, кроме грандиознейшей версии самого прекрасного из всех своих представлений о том, Кто Ты Есть.

Итак, какое самое грандиозное представление возникало у тебя о себе? Разве не представление о том, что придёт день и ты станешь великим учителем?

    Хорошо...

Да или нет?

    Да.

Значит, так и должно быть. И так и есть. Пока ты опять когда-нибудь не станешь это отрицать.

    Я больше не буду это отрицать.

Не будешь?

    Нет.

Докажи это.

Доказать?

Докажи.

    Как?

Скажи, прямо сейчас: «Я — великий учитель».

    Ох...

Продолжай, скажи это.

    Я... видишь ли, дело в том, что всё это должно быть опубликовано. Я понимаю, что всё, что я пишу в этом блокноте, когда-нибудь будет напечатано. Жители Пеории будут это читать.

Пеории! Ха! Попробуй добавить к ней Пекин!

    Хорошо, и Китая. Всё дело в этом. Не успело пройти и месяца после выхода Книги 2, и люди стали спрашивать меня — они не дают мне прохода — о Книге 3! Я пытаюсь объяснить им, почему на это требуется столько времени. Я хочу, чтобы они поняли, что значит вести этот диалог, зная, что весь мир следит за этим, ждёт. С Книгой 1 и Книгой 2 было совсем иначе. В них описаны беседы, которые проходили в пустоте. Я даже не знал, будут ли они опубликованы.

Нет, ты знал. В самой глубине души ты знал.

    Хорошо, может быть, я надеялся, что это произойдёт. Но сейчас я знаю, и это всё меняет.

Потому что теперь ты знаешь, что любой сможет прочесть каждое написанное тобою слово.

    Да. И теперь Ты хочешь, чтобы я сказал, что я великий учитель. Это трудно сделать перед всеми этими людьми.

Ты хочешь, чтобы Я попросил тебя сказать об этом по секрету?

Я прошу тебя объявить об этом публично именно потому, что здесь ты находишься перед лицом публики. Сама идея в том, чтобы заставить тебя сказать это публично.

Публичное заявление — высшая форма представления о себе.

Жизнь — грандиознейшая версия самого высокого из всех твоих представлений о том, Кто Ты Есть. Начинай эту жизнь, объявив об этом.

Публично.

Сказать об этом — первый шаг на пути к тому, чтобы сделать её такой.

    А как же скромность? Как правила хорошего тона? Разве подобает объявлять о своём грандиозном представлении о самом себе первому встречному?

Каждый великий мастер делает это.

    Да, но не так бесцеремонно.

Что «бесцеремонного» ты видишь в том, чтобы сказать «Я есть жизнь и путь»? Тебе это кажется бесцеремонным?

Ты только что сказал, что никогда не отречёшься от Меня опять, а последние десять минут только тем и занимаешься, что пытаешься оправдать отречение.

    Я не отрекаюсь от Тебя. Здесь мы говорим о моем самом высоком представлении обо мне.

Твоё самое высокое представление о себе есть Я! Кто Я Есть!

Отрекаясь от самой значительной своей части, ты отрекаешься от Меня. И я говорю тебе: прежде чем наступит рассвет, ты сделаешь это трижды.

    Пока я этого не делаю.

Пока ты этого не делаешь. Это правда. И только тебе решать. Только тебе выбирать.

А теперь скажи, знаешь ли ты хоть одного великого учителя, который был бы великим учителем по секрету? Будда, Иисус, Кришна — все учили открыто, не так ли?

    Да. Но есть великие учителя, которые не пользуются столь широкой известностью. Одним из таких учителей была моя мать. Ты уже это говорил раньше. Чтобы быть великим учителем, совсем не обязательно пользоваться широкой известностью.

Твоя мать была предвестником. Тем, кто готовит путь. Она подготовила тебя для этого пути, показывая тебе путь. Однако ты тоже учитель.

И твоя мать, как хороший учитель, без сомнения, никогда не учила тебя отрекаться от себя. И этому ты должен учить других.

    О, я так этого хочу! Именно это я хочу делать!

Ты не должен «хотеть». Ты можешь не получить того, что ты «хочешь». Ты только заявляешь, что ты этого «хочешь», и именно это ты должен оставить — ты должен оставить хотение.

    Хорошо! Ладно! Я не «хочу», я выбираю!

Это уже лучше. Это значительно лучше. Итак, что ты выбираешь?

    Я выбираю учить других никогда не отрекаться от себя.

Хорошо, и чему ты ещё выбираешь учить?

    Я выбираю учить других никогда не отрекаться от Тебя — от Бога. Ведь отрекаться от Тебя — значит отрекаться от себя, а отрекаться от себя — значит отрекаться от Тебя.

Хорошо. И ты выбираешь учить этому вслепую, «по случаю»? Или ты выбираешь учить этому всерьёз, намеренно?

    Я выбираю учить этому намеренно. Всерьёз. Как делала моя мать. Моя мать учила меня никогда не отрекаться от себя. Она учила меня этому каждый день. Она была моим величайшим вдохновителем. Она учила меня верить в себя и в Тебя. Я должен быть таким учителем. Я выбираю быть таким учителем всей великой мудрости, которой учила меня моя Мама. Она учила всей своей жизнью, не только с помощью слов. Именно это делают великие учителя.

Ты прав, твоя мать была великим учителем. Прав ты и в большем. Чтобы быть великим учителем, человек не должен быть широко известен.

Я «испытывал» тебя. Я хотел посмотреть, к чему ты придёшь.

    И я «пришёл» к тому, к чему «предполагалось, я приду»?

Ты пришёл к тому, к чему приходят все великие учителя. К собственной мудрости. К собственной истине. Это то место, к которому ты должен идти всегда, поскольку это то место, где ты должен развернуться и идти оттуда, когда ты учишь мир.

    Я знаю. Это я знаю.

И в чём состоит твоя собственная глубочайшая истина относительно того, Кто Ты Есть?

    Я есть...

    ... великий учитель. Великий учитель вечной истины.

Ну наконец-то. Ты произнёс это спокойно и легко. Ты знаешь эту истину в своём сердце, и ты должен говорить только своим сердцем.

Ты не гордишься этим, и никто не услышит в этом гордыни. Ты не хвастаешься, и никто не услышит в этом хвастовства. Ты не бьешь себя в грудь, ты открываешь своё сердце — и в этом разница.

Каждый в своём сердце знает, Кто Он Есть. Великая балерина, великий адвокат, великий артист или великий бейсболист. Великий детектив, великий работник прилавка, великий родитель или великий архитектор; великий поэт или великий лидер, великий строитель или великий целитель. И все они, каждый из них — великий человек.

Каждый в своём сердце знает, Кто Он Есть. Мир тех, кто открывает своё сердце, делится с другими желаниями своего сердца, воплощает в жизнь прочувствованную им истину, полон великолепия.

Ты великий учитель. И, как ты думаешь, от кого ты получил этот дар?

    От Тебя.

А значит, когда ты признаешь, Кто Ты Есть, ты только признаешь, Кто Есть Я. Всегда признавай, что Источник — это Я, и никого не будет волновать то, что ты признаёшь себя великим.

    Но Ты всегда настаивал, чтобы Источником я признавал себя.

Ты и есть Источник — всего, источником чего являюсь Я. Великий учитель, с которым ты лучше всего знаком в своей жизни, сказал: «Я есть жизнь и путь» .

Он также сказал: «Всё это я получил от Отца. Без Отца я ничто».

И ещё он сказал: «Я и Отец — Одно». Ты понимаешь?

    Существует только Один из нас.

Совершенно верно.

    И это опять возвращает нас к человеческой душе. Могу я теперь задать Тебе ещё несколько вопросов о душе?

Задавай.

    Хорошо. Сколько здесь душ?

Одна.

    Да, в более широком смысле. Но сколько здесь «индивидуализации» Одного, Который Есть Всё?

Послушай, мне нравится здесь это слово. Мне нравится, как ты используешь это слово. Энергия Одного — это Энергия Всего, индивидуализировавшаяся во множестве различных частей. Мне это нравится.

    Я рад. Так сколько же индивидуализации Ты создал? Сколько здесь душ?

Я не могу ответить на этот вопрос, используя понятные для тебя представления.

    Постарайся. Это постоянное число? Изменяющееся? Бесконечное? Создаёшь ли Ты «новые души» после «исходной партии»?

Да, это постоянное число. Да, это изменяющееся число. Да, это бесконечное число. Да, Я создаю новые души, и нет, Я этого не делаю.

    Я не понимаю.

Знаю.

    Так помоги мне.

Ты действительно это сказал?

    Что?

«Так помоги мне, Господь»?

    Ловко. Хорошо, я собираюсь понять это, даже если это будет последнее, что я сделаю, так что помоги мне, Господь.

Я помогу. Ты полон решимости, поэтому я помогу тебе — хотя Я предупреждаю, что трудно ухватить или понять бесконечное с точки зрения конечного. И всё же мы сделаем попытку.

    Круто!

Да, круто. Хорошо, начнём с того, что твой вопрос подразумевает существование такой реальности, как время. В действительности же такой реальности не существует. Есть только один момент, и это вечный момент Сейчас.

Все, что когда-либо происходило, происходит Сейчас, и всё, что когда-либо произойдёт, случается в этот момент. Ничего не происходило «прежде», потому что нет никакого прежде. Ничего не произойдёт «после», потому что нет никакого после. Есть всегда и только Прямо Сейчас.

В Прямо Сейчас Я постоянно изменяюсь. Поэтому количество способов Моей «индивидуализации» (мне нравится твое слово!) всегда разное, и всегда одинаковое. При условии, что существует только Сейчас, число душ всегда постоянное. Но при условии, что тебе правится представлять Сейчас с помощью сейчас и потом, оно постоянно изменяется. Мы касались этого раньше, когда говорили о реинкарнации, о низших формах жизни и о том, как души «возвращаются обратно».

Так как Я постоянно изменяюсь, число душ бесконечно. Хотя в любой заданный «момент времени» оно оказывается постоянным.

Да, существуют «новые души» в том смысле, что они позволили себе, достигнув конечного осознания и объединения с конечной реальностью, нарочно всё «забыть» и «начать сначала» — они решили переместиться в новое место Космического Колеса и при этом некоторые выбрали опять быть «молодыми душами». И тем не менее все души — часть исходной партии, поскольку все они создаются (создавались, будут создаваться) в Единственный Момент Сейчас.

Так что число конечно и бесконечно, оно меняющееся и неизменное — в зависимости от того, как ты на это посмотришь.

В связи с такой характеристикой конечной реальности Меня часто называют Неподвижной Движущей силой. Я — то, что Всегда в Движении и Всегда Неподвижно, Всегда Изменяется и Всегда Неизменно.

    Хорошо. Я уловил это. У Тебя нет ничего абсолютного.

Если не считать того, что абсолютно всё.

    Пока не перестанет быть таким.

Совершенно верно. Именно так. Ты действительно «уловил это»! Браво.

    Дело, я думаю, в том, что я всегда понимал эту штуку.

Да.

    Кроме тех случаев, когда я этого не понимал.

Правильно.

    Пока не переставал понимать.

Совершенно верно.

    Тот, кто был первым.

Нет, первое было Что, Кто — второй.

    Вот это да! Итак, Ты — Аббат, а я — Кастелло, и всё это просто только их знаменитый водевиль "Кто придёт первым" на космическом уровне.

Кроме тех случаев, когда это не так. Существуют моменты и события, которые ты можешь воспринимать очень серьёзно.

    Пока не перестану воспринимать серьезно.

Пока не перестанешь.

    Итак, вернёмся опять к разговору о душах...

Мой мальчик, это название большой книги... «Разговор о душах».

    Быть может, мы возьмём её.

Ты шутишь? Мы её уже имеем.

    Пока не перестанем её иметь.

Это правда.

Пока она не перестанет ею быть.

Никогда не знаешь точно.

Кроме тех случаев, когда ты знаешь.

Вот видишь? Ты это уловил. Теперь ты вспоминаешь, как оно есть на самом деле, и это тебя забавляет! Сейчас ты возвращаешься к тому, чтобы «жить светло». Ты светлеешь. Именно это называют просветлением.

    Cool. (Прим. - в молодёжном разговоре - "здорово"; прохладно, холодно)

Очень Cool. Что означает, что ты горячий!

    Да. Это называется «жизнь среди противоречий». Ты говорил об этом много раз. Теперь вернёмся к разговору о душах: в чём разница между старой душой и молодой душой?

Тело энергии (то есть часть Меня) может воспринимать себя как «молодое» или как «старое», в зависимости от того, что оно выберет после достижения конечного осознания.

Вернувшись в Космическое Колесо, некоторые души выбирают быть «старыми» душами, а некоторые выбирают быть «молодыми».

В действительности, если опыта, называемого «молодым», не существует, никакой опыт не может быть назван «старым». Поэтому некоторые души «по собственной инициативе» решают называться «молодыми», а некоторые — «старыми», так, чтобы Единая Душа, которая на самом деле есть Всё, Что Существует, могла полностью себя познать.

Подобным образом, некоторые души выбирают называться «хорошими», а некоторые «плохими», по той же самой причине. Вот почему ни одна душа никогда не несёт наказания. С чего бы Единая Душа стала наказывать Часть Себя за то, что она кусочек Целого?

Всё это прекрасно объясняется в сборнике сказок для детей «Маленькая душа и солнце», где всё изложено просто, чтобы было понятно ребёнку.

    Ты умеешь излагать вещи так выразительно, так ясно формулируя невероятно сложные концепции, что даже ребёнок может понять.

Спасибо.

    Перейдем к другому вопросу о душах. Существует такая вещь, как «души-партнёры»?

Да, но не в том смысле, как вы себе это представляете.

    В чём же разница?

Вы романтизируете «родственную душу», понимая под этим «другую половинку себя». В действительности же человеческая душа — Моя «индивидуализировавшаяся» частица — значительно больше, чем ты можешь себе представить.

    Другими словами, то, что я называю душой, больше того, что я под этим подразумеваю.

Значительно больше. Это не воздух в одной комнате. Это воздух в целом доме. И в этом доме много комнат. «Душа» не ограничена одной личностью. Это не «воздух» в столовой. Точно так же душа не «разделилась» между двумя людьми, которых называют родственными душами. Это не объединение «воздуха» гостиной с «воздухом» столовой. Это «воздух» во всём большом доме.

А в Моём королевстве много больших домов. И хотя тот же воздух омывает эти дома, входит внутрь и проходит через каждый дом, воздух в комнатах одного дома может восприниматься как «более близкий». Ты можешь войти в эти комнаты и сказать: «Они мне ближе».

Ты должен понять, что существует только Единая Душа. И тем не менее то, что ты называешь индивидуализировавшейся душой, огромно, оно кружит сверху, входит внутрь и проходит через сотни физических форм.

    В одно и то же время?

Такого понятия, как время, не существует. Ответить на твой вопрос я могу, только сказав «Да и нет». Некоторые из физических форм, окутанные твоей душой, «живут сейчас», в твоём понимании. Другие индивидуализировались в формы, которые сейчас являются тем, что вы называете «мёртвыми». А некоторые окутывают формы, живущие в том, что вы называете «будущим». Все это, конечно, происходит прямо сейчас, и всё же ваше изобретение, называемое временем, служит инструментом, который позволяет вам глубже ощутить жизненный опыт.

    И что, эти сотни физических тел, которые «окутывает» — интересное слово Ты используешь — моя душа, все они для меня «родственные души»?

Да, это ближе к тому, чтобы быть точным, чем тот смысл, который вы вкладываете в это понятие.

    И некоторые из родственных мне душ жили прежде?

Да. Так, как ты описываешь это, да.

    Стоп! Остановись! Я думаю, я что-то здесь уловил! Могу ли я эти части меня, которые жили «прежде», назвать своими «прежними жизнями»?

Хорошая мысль! Ты это уловил! Да! Некоторые из этих «других жизней» ты прожил «прежде». А некоторые нет. Некоторые части твоей души окутывают тела, которые будут жить в том, что ты называешь своим будущим. А другие воплощены в различные формы, живущие на вашей планете прямо сейчас.

Заглянув в одну из них, ты сразу же почувствуешь родство душ. Иногда ты даже скажешь: «Должно быть, «прошлую жизнь» мы провели вместе». И ты будешь прав. Вы действительно провели «прошлую жизнь» вместе. Либо в виде одной и той же физической формы, либо в виде двух форм в одном и том же Просгранственно-Временном Кон­тинууме.

    Это потрясающе! Это всё объясняет!

Да, это так.

    Кроме одной вещи.

Какой именно?

    Как получается, что, когда я точно знаю, что я провел с кем-то «прошлую жизнь» — я точно знаю это: я чувствую это своими костями, — и несмотря на это, когда я говорю ему об этом, он не ощущает ничего подобного? Как Ты это объяснишь?

Это значит, что ты перепутал «прошлое» с «будущим».

    Что?

Ты проводишь с ним другую жизнь — просто это не прошлая жизнь. Это «будущая жизнь»?

Совершенно верно. Всё это происходит в Вечный Момент Сейчас, и ты осознаешь то, что, в некотором смысле, ещё не произошло.

    Тогда почему же он тоже не «помнит» будущее?

Это едва уловимые вибрации, и некоторые из вас более чувствительны к ним, чем другие. Кроме того, разные люди чувствительны к разным из них. Ты можешь обладать более высокой «чувствительностью» к пережитому в «прошлом» или «будущем» с одним человеком, чем к пережитому с другим. Это обычно означает, что вы провели это другое время как часть вашей огромной души, окутывающей одно и то же тело, тогда как, когда это ощущение, что «вы уже встречались», не так сильно, это может означать, что вы делили одно и то же «время», но не одно и то же тело. Возможно, вы были или должны стать мужем и женой, братом и сестрой, родителем и ребенком или влюблённой парой.

Это прочные связи, и, вполне естественно, вы их чувствуете, когда «встречаетесь опять» в «первый раз» в «этой жизни».

    Если то, что Ты говоришь, правда, это может объяснить явление, которого я никогда не мог объяснить, — когда в «этой жизни» несколько человек утверждают, что они помнят, что были Жанной д'Арк. Или Моцартом. Или кем-то ещё из известных людей из «прошлого». Я всегда думал, что это может служить хорошим доводом для тех, кто отрицает реинкарнацию, потому что как же несколько человек могут утверждать, что были раньше одним и тем же человеком? Но теперь я понимаю, почему это возможно! Просто несколько разумных существ, которые сейчас окутаны одной душой, «вспоминают»  часть своей единой души, которая была (есть сейчас) Жанной д'Арк.

    Боже мой, это снимает все ограничения и делает всё возможным. Теперь, когда я буду ловить себя на том, что говорю «это невозможно», я буду знать, что всё, что я делаю, свидетельствует о том, что я многого не знаю.

Это то, о чём стоит помнить. Очень стоит помнить.

И если у меня может быть больше одной «родственной души», это объясняет, почему мы на протяжении своей жизни испытываем это сильное «ощущение родственной души» по отношению к нескольким людям — и даже к нескольким людям одновременно!

Безусловно.

    Значит, в одно и то же время возможна любовь более чем к одному человеку.

Конечно.

    Нет-нет. Я имею в виду то глубокое, личное чувство, которое мы обычно приберегаем для одного человека — или, по меньшей мере, для одного человека в одно и то же время!

Почему у тебя вообще возникает желание «приберегать» любовь? Почему тебе хочется держать её «в резерве»?

    Потому что я не имею права любить больше одного человека «таким образом». Это предательство.

Кто тебе это сказал?

    Каждый. Это говорит мне каждый. Это говорили мне мои родители. Это говорит мне моя религия. Это говорит мне моё общество. Каждый говорит мне это!

Это один из тех «грехов отцов», которые переходят нa сына.

Твой собственный опыт учит тебя одной вещи: любить кого-нибудь изо всех сил — самая приятная вещь на свете.

И несмотря на это, твои родители, учителя, священники говорят тебе совсем другое — что любить «таким образом» ты можешь одновременно только одного человека. И мы говорим сейчас не только о сексе. Когда ты так или иначе выделяешь одного человека из двух, у тебя часто возникает чувство, что ты предаёшь другого.

    Точно! Именно так мы понимаем эту ситуацию!

Значит, ты испытываешь не подлинную любовь, а какой-то подложный вариант любви.

    До какой степени подлинная любовь может быть выражена в рамках человеческого опыта? Какие ограничения мы накладываем — на самом деле некоторые сказали бы должны накладывать — на её выражение? Если дать неограниченную волю всем социальным и сексуальным энергиям, к чему это может привести? Является ли полная социальная и сексуальная свобода отказом от всякой ответственности — или её вершиной?

Любая попытка ограничить естественное выражение любви является отрицанием ощущения свободы — а значит, отрицанием самой души. Потому что душа есть персонифицированная свобода. Бог есть свобода по определению, потому что Бог беспределен, у Него нет никаких ограничений. Душа — это Бог в миниатюре. Поэтому душа восстает против наложения любых ограничений и, принимая внешние ограничения, всякий раз умирает заново.

В этом смысле само рождение есть смерть, а смерть есть рождение. Поскольку при рождении душа оказывается стеснённой ужасными телесными рамками, а смерть — избавление от этих ограничений. То же происходит во время сна.

Душа возвращается к свободе — и вновь испытывает радость выражения и ощущения своей истинной природы.

Но может ли она выражать и ощущать свою истинную природу, пребывая с телом?

Это тот вопрос, который ты задал, и он подводит нас к причине и цели самой жизни. Если жизнь с телом — не что иное, как тюрьма или ограничение, то какая от этого может быть польза и в чём её смысл или хотя бы оправдание?

    Да, я думаю, это именно то, что я хотел спросить. И я спрашиваю это от имени всех существ, живущих повсюду, которые ощущают ужасную ограниченность человеческого существования. И я говорю сейчас не о физических ограничениях...

...Я знаю, что не о них...

    ...а об эмоциональных и психологических.

Да, знаю. Понимаю. Но тебя волнует всё, что с этим связано.

    Да, конечно. Только дай мне закончить. Всю жизнь меня глубоко огорчает то, что мир не может позволить мне любить любого человека именно так, как я хотел бы его любить.

    Когда я был молод, мне не разрешали разговаривать с незнакомыми людьми или говорить не то, что следует. Помню, как однажды мы с отцом проходили мимо бедного человека, просившего милостыню. Я сразу пожалел его и хотел отдать ему несколько пенни, которые были у меня в кармане. Отец остановил меня и поскорее повёл дальше. «Подонок, — сказал он. — Это просто подонок». Так отец называл тех, чья жизнь не соответствовала его представлениям о том, каким должен быть достойный человек.

    Потом я вспоминаю жизнь своего старшего брата, который не только не жил с нами, но его не пустили в дом даже в канун Рождества из-за каких-то разногласий с моим отцом. Я любил брата и хотел, чтобы в этот вечер он был с нами, но отец остановил его у двери и преградил вход. Мать была удручена (это был её сын от первого брака), а я был просто в недоумении. Как мы можем не любить или не хотеть видеть брата в предрождественский вечер из-за каких-то разногласий?

    Что это за ужасные разногласия, если они могут испортить Рождество, когда прекращаются даже войны и объявляется перемирие на 24 часа?

    Став старше, я понял, что излиться любви мешает не только гнев, но и страх. Именно поэтому мы не должны были разговаривать с незнакомыми людьми — а не только потому, что мы были беззащитными детьми. То же самое, когда мы стали взрослыми. Я узнал, что нехорошо открыто и радостно встречать и приветствовать незнакомых людей и что существует некий этикет, который необходимо соблюдать по отношению к людям, с которыми тебя только что познакомили, — ни в том, ни другом я не видел смысла. Я хотел знать всё об этом новом человеке и хотел, чтобы он знал всё обо мне! Но нет. Правила предписывали подождать.

    И теперь, в моей взрослой жизни, я знаю, что, когда в неё входит чувственность, правила ещё более суровы и накладывают ещё больше ограничений. И я до сих пор не понимаю этого.

    По-моему, я просто хочу любить и быть любимым — я просто хочу любить каждого так, чтобы это было для меня естественным, чтобы я чувствовал, что это хорошо. Но у общества свои правила на этот счет — и настолько жёсткие, что даже если человек, к которому направлены твои чувства, соглашается на это, но общество не согласно, эту связь осуждают, называя её «порочной». Что это такое? В чём дело?

Что ж, ты уже ответил. Страх. Всё дело в страхе.

    Да, но разве этот страх оправдан? Может быть, все эти ограничения и рамки определяются поведением нашей расы? Например, человек встречает более молодую женщину, влюбляется (или просто испытывает похоть), бросает жену. В результате она в возрасте тридцати девяти или сорока трех лет, не имея никакой специальности, остаётся одна с детьми — или, ещё хуже, в возрасте шестидесяти четырех лет её покидает шестидесятивосьмилетний мужчина, увлечённый женщиной моложе её дочери.

И ты считаешь, что человек, которого ты описываешь, перестает любить свою шестидесятичетырехлетнюю жену?

    Да, безусловно.

Нет. Это он не жену перестает любить и старается убежать от неё. Это он пытается убежать от ограничений, которые, как он чувствует, наложены на него.

    О, чепуха. Это просто похоть, в чистом виде. Просто старикашка пытается вновь пережить свою молодость и хочет быть с молодой женщиной, он не в силах обуздать свой ребяческий аппетит и сдержать обещание, данное той, кто была рядом с ним все нелёгкие годы.

Конечно. Ты прекрасно это описал. Но ничто из сказанного тобой не меняет того, что говорю Я. По существу, в любом случае этот человек не перестает любить свою жену. Его бунт вызван теми ограничениями, которые налагает на него жена, или другая, более молодая женщина, не желающая иметь с ним дела, если он будет оставаться со своей женой.

Мысль, которую я пытаюсь объяснить, заключается в том, что душа всегда будет восставать против ограничений. Ограничений любого рода. Именно из-за них вспыхивают все революции в истории человечества — не только те, в результате которых мужчина бросает жену или женщина бросает мужа (что, между прочим, тоже случается).

    Но Ты, конечно, не будешь настаивать на полной отмене ограничений на поступки любого рода! Это была бы полная анархия. Социальный хаос. Ты же не станешь советовать людям заводить «романы» или — о, дай мне перевести дыхание — открытый брак!

Я не советую или не «не советую» ничего. Я не «за» и не «против» ничего. Человечество по-прежнему пытается превратить меня в разновидность Бога «за» и «против», а я к ней не принадлежу.

Я только наблюдаю что и как. Я просто слежу за тем, как вы создаёте свои собственные системы хорошего и плохого, «за» и «против», и я надеюсь увидеть, какую службу сослужат вам эти ваши представления, принимая во внимание то, что, по вашим словам, вы выбираете или желаете как вид и как отдельные индивиды.

Теперь к вопросу об «открытом браке».

Я не за и не против «открытого брака». Ты или зависишь, или не зависишь от того, чего, как ты решил, ты хочешь от своего брака или вне его. И твоё решение об этом определяет, Кто Ты Есть с точки зрения того опыта, который ты называешь «браком». Потому что, как Я уже говорил тебе, каждый акт — это акт самоопределения.

Принимая любое решение, важно быть уверенным, что это ответ на правильно поставленный вопрос. Например, вопрос относительно «открытого брака» — это не вопрос о том, «будет ли брак открытым, когда дозволены сексуальные контакты обоих партнеров на стороне?». Это вопрос о том «Кто Я Есть — и Кто Мы Есть — в отношении опыта, называемого браком?».

Ответ на этот вопрос следует искать в ответе на самый важный жизненный вопрос: Кто Я Есть — пауза — в отношении чего бы то ни было, во взаимоотношениях с чем бы то ни было; Кто Я Есть и Кем Я Действительно Выбираю Быть?

Как я постоянно повторяю на протяжении этого диалога, ответ на этот вопрос является ответом па любой вопрос.

    Боже, это разочаровывает меня. Потому что ответ на этот вопрос должен быть настолько широким и общим, что вообще не сможет ответить ни на какой другой вопрос.

В самом деле? Тогда каким же будет твой ответ на этот вопрос?

    Согласно этим книгам — согласно тому, что Ты должен был бы сказать в этом диалоге, — Я есть «любовь». Вот Кто Я Есть На Самом Деле.

Великолепно! Ты обучаешься! Это правильно. Ты есть любовь. Любовь есть всё, что существует. Так что ты есть любовь, Я есть любовь, и нет ничего, что не было бы любовью.

    А как же страх?

Страх — это то, чем ты не являешься. Страх есть Ложное Явление, Принимаемое за Действительное. Страх — это противоположность любви, которую ты создаёшь в своей действительности, чтобы узнать на опыте То, Что Ты Есть.

Вот правда относительного мира вашего существования: при отсутствии того, чем ты не являешься, того, чем ты являешься... не существует.

    Да, да, мы не раз приходили к этому во время нашего диалога. Но, мне кажется, Ты хочешь уклониться от ответа на выраженное мною недовольство. Я сказал, что ответ на вопрос Кто Мы Есть (который означает любовь) настолько широк, что его можно истолковать как его отсутствие — что он вообще не является ответом — почти на любой другой вопрос. Ты говоришь, что это ответ на любой вопрос, а я говорю, что он не является ответом ни на один — и меньше всего на такой конкретный вопрос, как «Должен ли наш брак быть открытым браком?».

Если ты так это понимаешь, значит, ты не знаешь, что такое любовь.

    Никто не знает? Человечество пытается это постичь с начала времён.

Которого не существует.

    Да, да, которого не существует, я знаю. Это просто метафора речи.

Давай посмотрим, смогу ли я, используя ваши «метафоры речи», найти какие-то слова и какие-то способы объяснить, что такое любовь.

    Великолепно. Это замечательно.

Первое слово, которое приходит на ум, — безграничный. То, что представляет собой любовь, безгранично.

    Хорошо, мы сейчас там, где были, когда начинали эту тему. Мы ходим по кругу.

Круги — хорошая вещь. Не стоит их бранить. Продолжай ходить по кругу; продолжай ходить по кругу вокруг вопроса. Ходить по кругу — это правильно. Повторять — это правильно. Правильно пересматривать заново, опять начинать сначала.

Я иногда становлюсь нетерпеливым. Иногда? Это очаровательно.

    Ладно, ладно, продолжай то, о чём Ты говорил.

Любовь — это то, что не имеет границ. У неё нет ни начала, ни конца. Ни до, ни после. Любовь всегда была, всегда есть и всегда будет.

Любовь есть вечно. Это вечная реальность.

Теперь вернёмся к другому применённому тобой слову — свобода. Поскольку любовь безгранична и существует всегда, значит, любовь есть... свобода. Любовь — это то, что совершенно свободно.

Сейчас в человеческой реальности вы постоянно ищете возможности любить и быть любимыми. Вы всегда стремитесь к тому, чтобы эта любовь была безграничной. И вы всегда хотите иметь возможность выражать её свободно.

Вы ищете свободы, безграничности и вечности в каждом выражении любви. Вы не всегда способны это понять, но это именно то, что вы ищете. Вы знаете это, потому что вы все есть любовь и, выражая любовь, вы стремитесь узнать и испытать, Кто и Что Вы Есть.

Вы есть жизнь, выражающая жизнь, любовь, выражающая любовь, Бог, выражающий Бога.

Значит, все эти слова — синонимы. Думай об этом как об о дном и том же:

Бог

Жизнь

Любовь

Безграничный

Вечный

Свободный

Всё, что не есть одно с этими понятиями, не есть ни одно из этих понятий.

Ты — все эти понятия, и рано или поздно ты будешь стремиться испытать себя как все эти понятия.

    Что значит «рано или поздно»?

Это зависит от того, когда ты избавишься от своего страха. Как Я уже говорил, страх — это Ложное Явление, Принимаемое за Действительное. Это то, чем ты не являешься.

Ты будешь стремиться испытать То, Какой Ты Есть, испытывая то, каким ты не являешься.

    Кто же хочет испытать страх?

Никто не хочет — вас научили.

Ребёнок не испытывает страха. Он думает, что может делать всё. Ребёнок также не испытывает отсутствия свободы. Он думает, что может любить каждого. Точно так же ребёнок не испытывает недостатка жизни. Дети верят, что они будут жить вечно — и люди, которые поступают как дети, думают, что ничто не может причинить им вред. Ребенок не знает никаких ужасов — пока его не научат ужасным вещам взрослые.

Поэтому дети спокойно бегают обнажёнными и обнимают каждого, ничего не думая об этом. Если бы только взрослые могли делать то же самое.

    Что ж, дети делают это с красотой невинности. Взрослые не могут обрести вновь эту невинность, ведь стоит обнажиться взрослому, сразу возникают эти сексуальные примочки.

Да. А Бог, конечно, запрещает, чтобы «эти сексуальные примочки» были невинными и человек их свободно испытывал.

    По существу, Бог их действительно запретил. Адам и Ева были совершенно счастливы, гуляя обнажёнными в Райском саду, пока Ева не вкусила плод с дерева — с Древа Познания Добра и Зла. После этого Ты приговорил нас к нашему теперешнему состоянию, поскольку мы все виновны в первородном грехе.

Я не делал ничего подобного.

    Я знаю. Но я привожу здесь домысел организованной религии.

Старайся, если можешь, этого избегать.

    Да, постараюсь. У организованных религий слишком мало чувства юмора.

Ты опять уходишь.

    Извини.

Я говорил... вы, как вид, будете прилагать все усилия к тому, чтобы испытать любовь, неограниченную, вечную и свободную. Институт брака — это ваша попытка создать вечность. Принимая его, вы соглашаетесь стать партнерами на всю жизнь. Но этого мало для создания любви, которая была бы «безграничной» и «свободной».

    Почему нет? Если брак заключён в результате свободного выбора, разве это не проявление свободы? И решение проявлять свою любовь через секс только со своим супругом, и ни с кем другим, — это не ограничение, а выбор. А выбор не может быть ограничением, он является проявлением свободы.

До тех пор, пока он продолжает быть выбором, — да.

    Но он должен им быть. Это было обещано.

Да — и здесь начинаются трудности.

    Помоги мне в этом.

Пойми, может прийти время, когда ты захочешь испытать во взаимоотношениях что-то совсем особое. Не то чтобы один человек был для тебя особым по сравнению с остальными, но способ, который ты выберешь, чтобы выразить с одним человеком всю глубину твоей любви ко всем людям — и к самой жизни, — был бы единственным в своём роде только по отношению к этому человеку.

Фактически, единственным в своём роде является способ проявления любви к каждому человеку, которого ты действительно любишь. Не существует двух людей, любовь к которым ты проявлял бы одинаково. Потому что ты — создание и создатель самобытности. Всё, что ты создаёшь, самобытно. Невозможно точно повторить ни одну мысль, ни одно слово, ни один поступок. Ты не можешь повторять, ты можешь только создавать заново.

Знаешь, почему не существует двух похожих снежинок? Потому что это невозможно. «Творение» — это не «повторение», и Создатель может только создавать.

Вот почему нет ни двух одинаковых снежинок, ни двух одинаковых людей, ни двух одинаковых мыслей, ни двух одинаковых взаимоотношений и вообще — ничего одинакового.

Вселенная — и всё в ней — существует в уникальном виде и действительно не имеет ничего себе подобного.

    Это опять Божественная Дихотомия. Всё уникально, и всё — Одно.

Совершенно верно. Каждый палец твоей руки отличается от остальных, и в то же время все они — одна и та же рука. Воздух в твоём доме — это тот же воздух, что и повсюду, и в то же время воздух в каждой комнате не тот же самый, всегда ощущается заметная разница.

То же можно сказать о людях. Все люди — Одно, и в то же время нет двух одинаковых людей. Поэтому ты не можешь любить двух людей одинаковым образом, даже если будешь очень стараться — и ты никогда не захочешь этого, поскольку любовь — это единственная в своём роде реакция на то, что единственно в своём роде.

Поэтому, проявляя свою любовь к одному человеку, ты проявляешь её так, как не мог бы выразить по отношению к кому бы то ни было другому. Твои мысли, слова и поступки — твои реакции — невозможно повторить в буквальном смысле слова, они единственные в своем роде... как и тот, к кому ты испытываешь эти чувства.

Если приходит время, когда ты хочешь этого особого проявления только с одним человеком, ты, как ты говоришь, делаешь свой выбор. Объявляешь об этом, объясняешься в любви. Только пусть это объяснение каждую минуту будет выражением твоей свободы, а не постоянной обязанностью. Ведь истинная любовь всегда свободна, и в пространстве любви не существует никаких обязанностей.

Если в своём решении выражать свою любовь конкретным образом по отношению только к одному конкретному человеку ты видишь священное обещание, которое никогда нельзя нарушить, может настать день, когда ты почувствуешь, что обещание превратилось в обязанность — и это будет тебя возмущать. Если же ты относишься к этому решению не как к обещанию, которое дается только раз, а как к свободному выбору, который может быть сделан вновь и вновь, такой день никогда не придёт.

Запомни: существует только одно священное обещание — это обещание говорить и жить в соответствии с твоей правдой. Все другие обещания — лишение свободы, а это никогда не бывает священным. Быть свободным — это быть тем, Кто Ты Есть. Лишаясь свободы, ты лишаешься своего Я. А это не священно, это богохульство.



Ο     ««     Δ     »»